Как отважный рубль хитрого доллара победил читать

А. Воробьев СЛЕДЫ НА ВОДЕНазвание книги: Как отважный рубль хитрого доллара победил читать
Страниц: 105
Год: 2010
Жанр: Историческая

Выберите формат:




Выберите формат скачивания:

fb2

737 кб Добавлено: 16-дек-2017 в 12:12
epub

611 кб Добавлено: 16-дек-2017 в 12:12
pdf

1,7 Мб Добавлено: 16-дек-2017 в 12:12
rtf

800 кб Добавлено: 16-дек-2017 в 12:12
txt

351 кб Добавлено: 16-дек-2017 в 12:12
Скачать книгу



О книге «Как отважный рубль хитрого доллара победил читать»

Радость тридцатилетнего отца была безмерна — и эта безмерность, быть может, могла в тот момент сравниться с безбрежностью дел, коим он посвящал свою молодую пролетарскую жизнь. Состоялась первая передача движущегося изображения (телекино). Были испытаны ракетные снаряды калибров 82, 132, 245 и 410 миллиметров конструкции Б. Налицо — рост производительности труда, борьба за выполнение промфинплана, повышение культурного уровня, две тысячи человек охвачено профучебой. Тяготы воспринимались как часть повседневности, в которой «и вся-то наша жизнь есть борьба», но при этом давали возможности, другим недоступные. Тем временем власть превращала страну в арену расправ и покаяний. Новый, 1937 год Евгения со старшим сыном Алешей встречала в партийном доме отдыха Астафьево — бывшем имении князя Вяземского. Какие там были повара и какие блюда они нам стряпали! Тех, кто искренне подхватывал «Хотят ли русские войны? Эти „штатники“ плясали в центре зала, а толпа копировала их движения. Познакомился с поэтами Дмитрием Бобышевым, Евгением Рейном, Анатолием Найманом. Аксенов, несомненно желавший стать автором, с первых же вещей стремился писать от автора. Такой писатель, считал он, «…не станет заглушать проблематику, а будет искать решения любой проблемы нашего сложного и самого интересного времени. Вот, скажем, любопытный персонаж по прозвищу «Стальная птица» — Владимир Дьяченко. У него была «победа» — ну то есть та самая «Папина победа», склеенная с подачи журнала «Крокодил» с образом юноши дурного поведения. Там они жили в старой казарме, где по лестницам бродили соседские козы и где Аксенов как-то сутки напролет писал рассказ. Туда же подтянулся и Гладилин на голубом «запорожце». По дороге домой, в районе Речного вокзала Аксенова «тормозят». Первые дни нового года принесли

Роды прошли успешно, и матушка новорожденного — красавица Евгения Соломоновна Гинзбург чувствовала себя хорошо. Что ж это за год был такой в Союзе Советских Социалистических Республик — от рождества Христова 1932-й? Пятилетка пролетарским молотом выковывала новую страну. Вступили в строй Горьковский автомобильный завод, первая домна Магнитки, Первый подшипниковый завод в Москве, Кузнецкий металлургический комбинат, первая очередь Днепрогэса. Рабочий вожак Павел Аксенов проводил IX съезд профсоюзов республики, где выступил с докладом. Мы поднимаемся по ступеням, нас встречает швейцар, кланяется почтительно… А вот — сценки из курортной жизни партийного начальства: «Мы приезжали в санаторий осенью, когда всё ломилось от фруктов. Уже нет зноя, но море еще теплое, а виноград всех сортов, хурма, мандарины, и не только наши фрукты — нас засыпали привозными, экзотическими… «Мне не пришлось его встретить вместе с Алешей, — напишет Евгения Соломоновна в воспоминаниях. Седьмого февраля 1937 года Евгению Гинзбург решением бюро Молотовского райкома исключили из ВКП(б). Тех, кто — как вспоминает хорошо знакомый с поэтом литератор Андрей Мальгин — рыдал на первом исполнении «Бабьего Яра». — Никто тогда толком не знал, как „бацать стилем“, но вдруг появились два парня из Штатов, сыновья дипломатов; они знали. Слушал Василий и Александра Городницкого, который в мундире с погонами (такая была форма у студентов Горного института) что-то пел под гитару. В своей наделавшей шуму статье Владимир Померанцев писал: «Всё, что по шаблону, всё, что не от автора, — это неискренне. По шаблону идут, когда нет особых мыслей и чувств, а есть лишь желание стать автором». Уже в ранних текстах он предъявляет публике пример «не профессионального барда, а литератора-строителя», на потребность в

Вот и родился он в мир — в Казани, 20 августа 1932 года — человек — сын Павла Аксенова и Евгении Гинзбург — председателя Татарского областного совета профсоюзов и известной в городе журналистки и преподавательницы. Обстановка в стране пока оставалась сложной, зато энтузиазм граждан был чрезвычайно высок. Партия понимала значение искусства для управления массами. То была публичная критика Сталина с просоветских, левых позиций. А в Казани, где рос малыш Вася, его родители следовали партийной линии. забор, за ним сверкающий сверху донизу огнями дворец! Прямо — лестница, покрытая мягким ковром, а справа и слева в горшках на каждой ступени — живые распускающиеся лилии…» Это — резиденция секретаря Западно-Сибирского крайкома в середине 1930-х. А когда повернулся к маме, уже прошло две минуты 1937 года… Порой, спрятав портфели, они «солили» уроки, отправляясь в кино «Электро» на улице Баумана, где работала микшером знакомая Левиной мамы тетя Фира, пускавшая их без билетов. Впрочем, хоть и говорят, что «советская власть и Евтушенко — неразделимы», под «страной» здесь можно понимать не только красный истеблишмент, но и советских людей. Он вспоминает об учебе скупо, делая акцент в основном на «студенческой жизни» — как по пивным «таскался в связанном сокурсницей шарфе цветов русского флага», как подчас в голову приходили дерзкие идеи, типа — устроить у храма Спаса на Крови митинг в поддержку венгерского восстания 1956 года. «Я вспомнил весну 56-го и „школу“ на площади Льва Толстого, арендованную под полуподпольные танцы, — писал он годы спустя. Тот курил трубку, обращался к друзьям «старик», мог дать почитать только-только извлеченный из-под спуда журнал «Мир искусства»… В шестом и седьмом номерах «Юности» за 1960 год «Коллеги» увидели свет. Однако же уже звучала в них


И все здесь похожи — жены маршалов и слесарей, артистов и токарей, мэров и пекарей. Но сказано в Писании: «Женщина, когда рожает, терпит скорбь, потому что пришел час ее; но когда родит младенца, уже не помнит скорби от радости, потому что родился человек в мир». Хотя время белогвардейских, кулацких, эсеровских и прочих недобитков безвозвратно прошло, еще кое-где у нас порой поднимали голову буржуйские последыши. С Францией, Польшей и Финляндией подписаны договоры о ненападении. ЦК ВКП(б) принял постановление «О перестройке литературно-художественных организаций». Все прежние творческие организации — включая Российскую ассоциацию пролетарских писателей (РАПП) — самораспустить. Если в 1922 году 220 частных московских издательств напечатали многие сотни книг, газет и журналов, а цензура отклонила чуть больше пяти процентов текстов, то к 1932-му частных издательств уже не осталось. Руководство


И никому на земле неведомо, кто явился на свет — всеобщий заступник или мелкий преступник, беспринципный предатель или бесстрашный спасатель, злодей ли, герой ли, ой ли, ой ли можем ли ведать мы о человеке, явившемся на свет… А во-вторых, потому что мы — молодая гвардия рабочих и крестьян, ведь не зря же у нас каждый молод сейчас в нашей юной прекрасной стране! Партия озаботилась и упорядочением жизни властителей умов — писателей и прочих работников искусств. Репрессии миновали семью Пастернак, но жили они скромно. Так, будучи индивидуальным агитатором и пропагандистом, он порой служил системе лучше, чем агитаторы и пропагандисты коллективные — «Правда», «Советская Россия», «Огонек»… Вопрос о публикации этих стихов решал Секретариат ЦК вместе с судьбой «Одного дня Ивана Денисовича». Как и Вознесенский, Рождественский, Ахмадулина, Гладилин… В отличие от советского Хрущева они, не будучи


Как писал Аксенов, отсутствие арестованных родителей ему объясняли командировкой на Север, то есть как бы вместе со славными «героями-полярниками». А потом все было очень романтично: ночь, луна и стихи под окном… А Леонид Красин — красный финансист и стратег, который в романе «Любовь к электричеству» немало времени проводит за пределами Российской империи вместе с другим путешественником — Лениным?

Похоже, эта ложь во благо (которой Вася чем старше становился, тем меньше верил) зацепилась в сознании, чтобы явиться в биографиях ряда аксеновских героев. Ведь писал-то Василий Павлович не мемуары, а истории. Однажды в окне появляется матрона в ночной рубахе, со свечой в руке и наставительной речью на устах. Разве это не образы революционеров-беглецов, переописанные как прообразы оппозиционеров 1970-х годов, рвущихся вон из совка?


Перейти к следующей книге

Комментарии

  • У автора просто беда с правописание5м, особенно с прямой речью...

  • с трудом дочитала, гг ослепленный своими фантазиями по поводу неверности гг-и вел себя как скотина.. хотя были конечно и интересные моменты, но все же не впечатлила книга I do not know

  • Первая книга - интересная, как по мне. Вторую и третью не дочитал. Лабиринт мыслей автора.

  • Самая не интересная из всей серии книга. Как будто написана на скорую руку, сюжетная линия скудна, герои глуповаты, местами не хотелось продолжать читать.

Оставить отзыв